Skip to content

Большой турист

30 Октябрь 2010
By avtomehanik in Автомобили

С Николаем Фоменко легко начинать разговор, но возможные продолжения быстро теряются в лабиринтах его ипостасей. Музыкант? Актер? Театра или кино? Ведущий или продюсер на ТВ? Профессиональный автогонщик?
С Николаем Фоменко легко начинать разговор, но возможные продолжения быстро теряются в лабиринтах его ипостасей. Музыкант? Актер? Театра или кино? Ведущий или продюсер на ТВ? Профессиональный автогонщик? Да, пожалуй, вот этого последнего Фоменко заверните мне, тем более, что сам он не против такого представления о себе.




Николай Фоменкоменальный. Ну где еще в мире заслуженный артист страны будет сдвигать график спектаклей ради гоночного уик-энда в Италии? Сниматься у Рязанова и делать совместную фотосессию с Михаэлем Шумахером? Играть в “Трехгрошовой опере” и 14 часов лидировать в Дайтоне? Нам повезло – такое сейчас случается в России.[k1]
“Колеса”: Где-то читал, что, играя в “Секрете”, Вы в душе считали себя панком. Если бы Вы сейчас играли музыку, на что бы это было похоже?
Н.Ф.: Наверное это был бы чуть утяжеленный вариант Стинга, немного более джазовый, но не акустический. Правда, планов играть музыку сейчас у меня нет.
“Колеса”: Как удалось продюсерам Первого канала привлечь Вас для участия в “Последнем герое-3″?
Н.Ф.: У меня не было выбора, я просто должен был это сделать в связи с тем, что стал работником Первого канала, но в течение года на нем ничего не сделал. У меня просто не было никакой возможности отказаться. Более того, “Последний герой” и снимался специально в те самые сроки, чтобы я успел на него попасть после финальной гонки “Гран туризмо” в Португалии. Так что почти все 40 дней отпуска я провел на острове.
“Колеса”: Все Ваши телевизионные проекты, за исключением “юмора”, испытывают человека, пытаясь показать его второе “я”. Насколько “Последний герой” оказался состоятельным в этом плане?
Н.Ф.: Да, мне интересны проекты, открывающие человека по-новому. Но я не очень люблю все, что связано с выяснением “кухонных” отношений. Ты – плохой, а ты – хороший, поэтому ты останешься в команде, а вас попросим… Единственное, пожалуй, что я вынес из этого – уверенность в том, что личность, становящаяся известной хоть мало-мальски, просто так известной не становится. Артисты, которые жили там вместе, были поставлены в действительно тяжелые условия, и я вас уверяю, что и в духовном, и в физическом смыслах эти личности были намного сильнее, чем кто угодно. Я не думаю, что если бы на их месте находились простые участники, они бы так справились с трудностями. Я ожидал, что они раскиснут очень быстро, а они, наоборот, показали массу качеств, которые давно уже не ценятся в нашем обществе – взаимопонимание, сила воли.
“Колеса”: Но своему главному увлечению Вы не изменяли и там, нося кепку Audi Le Mans…
Н.Ф.: Да, хорошо, что заметили. Я подумал, что одевать кепку своей команды было бы слишком, вот и выбрал “ле-мановскую”. Тем более, что основная масса людей не имеет представления о том, что это такое.
“Колеса”: В последнее время отношения между русскими и “Формулой-1″ особенно интенсивны. Не хотели ли Вы себя там попробовать, гоняясь в “Большом туризме” и находясь практически в шаге от “королевы автоспорта”?
Н.Ф.: Нет ничего плохого в том, что все больше и больше пилотов стремятся в “Формулу-1″. Проблема не в них, а в самой “Формуле”. На сегодняшний момент это большое корыто шоу-бизнеса, и от спорта там почти ничего не осталось. Посмотрим, каким окажется этот сезон. Сейчас могу лишь сказать о том, что я – сорокалетний отец троих детей – уже имею на руках приглашение от Эдди Джордана. В конце сезона мы, скорее всего, договоримся о тестовой сессии, которая будет проводиться “под” Алексея Васильева. Не могу предсказать, какие мы будем демонстрировать времена – я думаю, что они будут очень быстрые, потому что сейчас “Формула” – это награда гонщику за те 10-15 лет, которые он выступал в других сериях. Могу лишь сказать, что на сегодняшний день для гонщиков высокого уровня выступать в Ф1 становится чем-то неприличным.
“Колеса”: Наверно, потому что сейчас болидом Ф1 управлять легче, чем раньше…
Н.Ф.: Все это относительно. Вы способны не выплюнуть легкие при перегрузках в 4-5 g? Правда, подобные мы испытываем и в GT. В этой гоночной серии все говорят: дайте нам сюда Шумахера, пускай он получит три педали и “стик” в руку, и посмотрим, что он покажет – хода-то те же. Разгоняемся мы, конечно, медленней, но останавливаемся – в одной точке и с одинаковых скоростей. Надо менять свое отношение – вот только что была Дайтона, и могу сказать, что я в корне пересмотрел свой взгляд на американские гонки. У меня было представление об американском спорте как о “низшем существе”, но на самом деле в этом есть свой, и большой, “прикол”. Во-первых, абсолютно незнакомое поведение автомобиля на bank, этой “стене”. Другими словами, если в Монце на стартовой прямой ты приходишь на точку торможения на скорости 310 км/ч в первой шикане, а затем все, особых “ходильников” нет, то в Дайтоне в течение всего круга у нас средняя скорость составляла 218 км/ч. А это побольше, чем в Ф1 на европейских трассах! А когда скоростной порог постоянен и к нему добавляется постоянная перегрузка и постоянный наклон – это сверхинтересные и ни с чем не сравнимые ощущения. Есть свои тонкости, связанные со “стеной”, – к примеру, момент, когда ты должен оказаться “в

Tags: ,